Рабочий день с 9:00 до 18:00

Газовые факелы Сибири греют небо на 360 млрд. руб. в год

В середине февраля Счетная палата сделала неожиданное заявление. Ведомство признало, что, как ни старалось, не смогло подсчитать точный ущерб, который наносит бюджету распространенная практика сжигания попутного газа. Тут возникает вопрос. Если потери никто не контролирует, то каким образом правительство выполнит обещание свести к нулю уничтожение миллиардов кубометров «попутки» к 2012 году? Парад факелов Представьте, что при добыче алмазов старатели начнут выбрасывать в отвал случайно попавшиеся золотые слитки. Да не какие-нибудь песчинки, а огромные «кулаки» весом в пару-тройку килограммов. Именно так поступают с попутным газом - извечным спутником нефтяных месторождений. Он растворен в черном золоте, вдобавок скапливается в «газовых шапках» над месторождениями. По самым скромным оценкам, продажа того объема попутного газа, который за год без толку сгорает в громадных факелах над Уралом и Восточной Сибирью, могла бы принести... 360 млрд. рублей! Хотя точные потери - тайна за семью печатями. Это потому, что нефтяные компании делают все возможное, чтобы докопаться до правды было как можно сложнее. Собственно, сложности у Счетной палаты возникли из-за того, что, как оказалось, учет сожженного газа почти на всех российских факельных установках поставлен из рук вон плохо. Хотя за это штрафуют, замерные устройства на скважинах все равно либо отсутствуют, либо неисправны. Так что нефтяники преуспели: даже лучшие эксперты давно запутались в подсчетах. Одни уверены, что за год на «обогрев вселенной» уходит 16-20 млрд. куб. «попутки», другие называют цифры в 50-70 млрд. куб., что превышает десятую часть всей годовой добычи газа в России. Это в теории, а на практике недавняя проверка Ростехнадзора показала, что только на двух, далеко не самых крупных, скважинах не самого большого в России Приобского нефтяного месторождения каждые сутки сжигают 2,5 млн. куб. попутного газа, а за год нагорает более 1 млрд. кубометров. Для справки: в общей сложности на Приобском насчитывается 954 скважины. Любой, кто летал по ночам над Сибирью, знает, что в стране пылают многие десятки тысяч таких факелов. В общем, картина ясна. Хороший вопрос: почему нефтяники упорно жгут «попутку»? Это тем более странно, что такой газ - гораздо более ценный ресурс, нежели обычное голубое топливо. «Это прекрасное химическое сырье и высокоэффективное горючее. В отличие от природных газов, состоящих в основном из метана, попутный газ содержит значительное количество этана, пропана, бутана и т.д. Это позволяет получать из него очень ценные материалы для химической промышленности», - объясняет профессор Андрей Серебряков из Государственного института нефти и газа им. Губкина. Так в чем проблема? Понятно, что типичное оправдание нефтяных компаний сводится к тому, что тянуть трубы ко всем без исключения месторождениям нефти - слишком дорого. К тому же они прозрачно намекают, что «Газпром» не горит желанием пускать «попутку» в свою газотранспортную систему, а если и берет ее, то платит гроши. Драконовский закон И все же это только отговорки, потому что существуют десятки других способов употребления «попутки» в дело. Некоторые можно использовать на любом нефтяном месторождении. Самая интересная технология - обратное закачивание газа в нефтеносный пласт. Это позволяет резко увеличить отдачу скважины. «Закачка - очень перспективное направление. Достаточно сказать, что сейчас проектный КИН (коэффициент извлечения нефти) российских месторождений составляет 0,35. За рубежом благодаря обратной закачке газа средний КИН превышает 0,5», - объясняет зам. директора Департамента нефтегазового комплекса Минпромэнерго Виталий Караганов. Иными словами, благодаря попутному газу можно извлечь из месторождения не треть имеющейся там нефти, а половину! Но российские нефтяные компании что-то не горят желанием внедрять обратную закачку. Единственный реализованный проект - на Восточно-Перевальном месторождении в Западной Сибири. Компания РИТЭК закачала в пласт 14 млн. куб. водно-газовой смеси, и это сразу увеличило добычу нефти на 20%. Но остальные, что называется, «не телятся». Оправдание привычное: технология молода, ее нужно за большие деньги лицензировать на Западе. Пусть так, но есть и другие пути. Недавно Всемирный банк провел масштабное исследование. Выяснилось, что маленьким месторождениям выгоднее всего обзавестись газовыми генераторами и вырабатывать электричество для собственных нужд. Скважинам среднего размера стоит прицениться к газоперерабатывающему оборудованию. Они могут неплохо заработать, продавая сжиженный газ или продукты его переработки. А самые большие месторождения вполне могут вложиться в крупную электростанцию и продавать энергию, которой будет так много, что хватит на освещение крупного города. Исходя из этого, выходит, что правительству стоит слегка подтолкнуть нефтяников, и дело закрутится. Но ни гневные окрики сверху, ни обещания брать за сгоревшую «попутку» драконовские штрафы пока не помогают. По данным Росстата, последние 10 лет объем сжигаемого на скважинах газа постоянно растет. Возможно, ситуацию изменит принятие закона «О попутном газе», который готовится при поддержке экспертов Минэнерго и Счетной палаты. Предполагается, что он решит сразу несколько проблем. Прежде всего заставит нефтяников навести порядок со счетчиками и под угрозой громадных штрафов запретит им сжигать более 5% российского газа. Вдобавок узаконит действующий сейчас мораторий на госрегулирование цен на «попутку». Не ясно лишь, сможет ли этот документ решить хоть и последнюю, но самую важную проблему. Смогут ли законодатели, как они обещают, «обеспечить прозрачный доступ к газотранспортной системе». Другими словами, заставить «Газпром» пустить чужой попутный газ в свои трубы, при этом платить за него рыночную цену? Понятно, что сделать это нужно было давным-давно, но могущественная монополия всегда давала ясно понять, что с попутным газом ей не по пути.

Источник: Аргументы неделi